• Тетрадные записи •

 

Если вы когда-то писали, а потом решили прекратить — попросите прощения у миров, которые знают о вас так много. Если вам, как и мне, доводилось сжигать блокноты в порыве негодования — не бойтесь своего света. Да и тьмы. И непременно заводите новый блокнот — ловить волшебство и тренировать внимательность.
Если же вы не писали, но мои слова отзываются — заводите тем более! Вам предстоит увлекательное путешествие)
Я стараюсь каждый пост делать полезным — больше всего таких заметок собралось в рубрике практики. Поэтому и сейчас ловите свеженький опыт, вплетённый в ритуал.

 

Дневник благодарности — замечательный инструмент трансформации нытья во вдохновение. Но вести его по канону у меня не получалось — то и дело выскакивали восторженные оклики, вздохи усталости, глубокий взгляд незнакомых глаз.

 

То, что живёт сейчас в моём блокноте правильнее назвать Дневником волшебства. Вести его я начала спонтанно год назад. Открывала глубокой ночью, перед сном, и в свете настольной лампы записывала. Хорошее, интересное, тёплое или необычное. Заставившее чувствовать острее и более полно. Дарящее покой, сумбур, понимание, единение… Хаотичные списки оказались якорем безопасности и настоящей машиной времени. Это не то же, что утренние страницы, потому что есть конкретная цель. Даже две

Попробуйте. И поделитесь, как оно у вас? Может, уже давно пишете что-то подобное?

А я пока расскажу историю.

 

Ника и слова

 

Живёт у меня некоторое количество стихов. И прочее, более или менее родственные формы воплощения мыслей. Не знаю, как случилось, что слова стали собираться в ритм, ведь в детстве я мечтала стать писателем. И создавать непременно романы, да) Первая история была о девушке-спецагенте, потом про разные волшебные миры, а где-то между делом случалось написать четверостишие. Мне нравился Хайям, но поскольку для любви и вина было рано, писалось о жизни, смерти и погоде.

 

В старших классах, конечно — хипповство, странные личности, всякий мрак и свобода. Желательно как можно более эфемерно и непонятно. Относительно мрака в компании есть легенда, что писать я стала после того, как в девять лет посмотрела пинкфлойдовскую »The Wall». На самом деле, создавать истории и рифмовать слова меня научила бабушка, намного раньше. Не всегда я писала жутковато и странно). Мы любили играть в стихоплётство перед сном, на ходу придумывая персонажей и их приключения. И сны после этого приходили самые красочные. Бабушки уже нет, но я порой думаю: она была бы рада, что я помню нашу игру. И что никогда не бросала писать по-настоящему, а только притворялась.

В новой рубрике «Тетрадные записи» будут жить тексты с моих блокнотов. А пока делюсь стихом одного из любимых поэтов (перевод с польского корявенький и мой).

 

Zbigniew Herbert        

Co będzie                                                                                 

Збигнев Херберт

Что будет

 

co będzie

kiedy ręce

odpadną od wierszy

 

gdy w innych górach

będę pił suchą wodę

 

powinno to być obojętne

ale nie jest

 

co stanie się z wierszami

gdy odejdzie oddech

i odrzucona zostanie

łaska głosu

 

czy opuszczę stół

i zejdę w dolinę

gdzie huczy

nowy śmiech

pod ciemnym lasem

 

 

что будет

когда руки

отпадут от стихов

 

когда в других горах

буду пить сухую воду

 

это должно быть безразлично

но нет

 

что станет со стихами

когда уйдёт дыхание

и отвергнут будет

дар голоса

 

оставлю ли стол

и сойду в долину

где шумит

новый смех

под тёмным лесом

 

Nika

born to be wild